Учиться, не прогнувшись

Некоротко о том, чему я научился за год бессрочной жизни в Берлине и почему я ничего не должен обществу кроме того, чтобы у него учиться.

Меланхоличная интерлюдия


Более-менее разобравшись с самыми больными клещами в моей экспатской жизни, я начал раздумывать, а как жить дальше в новом обществе и в новых порядках. Где эта разница между культурной интеграцией и ассимиляцией, в какой момент стоит сказать стоп, пытаясь подстроиться под новое общество. Вот вроде бы уже сделан скачок в желаемое пространство с велосипедами, лоукостерами, мультикультурализмом и веганскими бранчами, а как в нем дальше жить?

Сразу вспомнил, что я на самом деле парень ебнутый (кто меня знает – не даст соврать). И если в монокультуре ебнутых людей можно отчасти понять и даже простить, то в мультикультурной среде слияние таинственного бэкграунда и личных тараканов смотрится крайне непонятно и пугающе.

В какой-то момент я решил подстроиться и скрыть от окружающих всевозможные мысли, стараясь играть роль веселого русского Иванушки, повествующего о семидневных поездах и двух недель без горячей воды. Рассказы о русской литературной классике и группе Гражданская Оборона, к сожалению, заходят не всем.

Потеряв изюминку своего старого амплуа, я начал лажать в новом

Мое юношеское кредо (а мне ведь еще и близко не 30!) вырывалось наружу в каждом втором разговоре и заставляло коллег и друзей погружаться в режим гибернации. Мои попытки поддерживать банальные беседы на немецком разъебывались в пух и прах. Как-то за обедом в кафе ваш уставший и выгоревший покорный слуга неправильно склонил цифру и вместо “я покушал на 2 евро 50” из меня вылетело “я покушал на 52 евро”. Все бы ничего, если бы мы не делили один счет на всех.

Я начал вспоминать что-то из своей студенческой жизни и жизни в Funcorp. Вроде это бы все было года 2-3 назад, а уже мое лицо и поведение кажется атрибутами какого-то другого человека, не меня. В моей голове начал возникать дисбаланс между старой и новой жизнью. Взятая из рекомендаций Google Play Music затертая и туповатая песня рэпера Гуфа начала приобретать сказочный смысл. Вот оно сегодня, уже не понимаешь, что было вчера и непонятно что наступит завтра.

На этой статье свободного полета я постараюсь завершить этап самоопределения. Если вкратце, то…

Незачем подстраиваться под общество, лучше у них просто учиться чему-то новому

Итак…

Чему же я все-таки научился


Окей, давайте я попробую без пронумерованного списка с красивым числом и четким объяснением того, почему каждый должен вот таким то вот вещам научиться. Я более чем уверен, что большинству из вас эти навыки не нужны для выживания.

Давайте уйдем в свободный полет и представим что-нибудь душевное между вами и мной, будь то бескрайний берег Байкала или бутылка Мерло

Чем дольше я здесь живу, тем больше я контролирую свои эмоции на публике. Так как большую часть времени бодрствования я провожу на работе, то речь пойдет, конечно, о работе. Еще раньше я, бесправный пиздюк, мог закатить в офисе истерику, когда что-то на проде упало или я был чем-то недоволен, подсматривая паттерн “Пока петух человека не клюнет – он и не зашевелится”.

Возвращаясь сегодня в те воспоминания, я грустно качаю головой и радуюсь, что это позади. Какой бы хуевой не была ситуация, немцы и им же подобные стараются изо всех сил держать лицо и вместо всплеска эмоций создавать план восстановления равновесия. Это очень полезный навык в долгосрочной перспективе. Немцы вообще отнюдь не люди эмоций, и даже на короткой ноге ты толком не понимаешь, в чем состоит их реакция. Это и хорошо, и плохо, ниже будет объяснено почему плохо.

Очень круто также было научиться во всех пониманиях уважать жизнь окружающих и избегать любой сорт токсичности в личном общении. Это все про грустные топики, личные жалобы, попытка задеть табу-темы и отсутствие какой-либо солидарности с личными границами людей. В конце концов, подняв острый вопрос на small talk ты его все равно не раскроешь, а ваше душевное равновесие будет подпорчено. Теперь вопросы в лоб наподобие “Сколько ты зарабатываешь” и “Когда у тебя уже там девушка появится” снятся мне как страшный сон, а собеседнику при проявлении симптома хочется прописать микстуру в левый глаз. Этого здесь, кстати, здесь тоже делать нельзя, но я и раньше этим не занимался – позвольте быть автору героем!

По личной ли, по общей инициативе, в Берлине я больше слежу за собственным здоровьем и стараюсь при каждом аларме ходить к врачу. Принцип “Health comes first” важен для всех, и четко понятно, что с температурой >37 и условным головокружением человек не может делать нормально вообще ничего(!). Хотя сложно тут, на самом деле и в России с этим дела не сильно хуже и люди осведомлены о том, что здоровье важнее работы и прочих забот. Просто раньше у меня при каждой болячке возникал стыд собственной слабости и желание превозмогать боль, словно пауэрлифтер на последнем подходе, нежелание подвести других людей собственным внеплановым отсутствием. Теперь к этому стал относиться спокойнее и понимать, что от тебя в общем-то и не зависит многое, а если и зависит, то это больше твоя проблема, чем заслуга.

Забота о собственном здоровье должна сэкономить лет 5-10 моей жизни

Также у меня сложилось впечатление того, что мои коллеги из Германии чуют пиздеж за километр, и поэтому при любой внештатной ситуации лучше все сказать сразу, честно и прямо, положив заранее голову на плаху в случае собственной оплошности. Таким образом экономится время и нервы обеих сторон, проходит страх быть “козлом отпущения” и давит ответственность, заставляя тебя хоть немного думать головой. В Babbel мне это кстати, сыграло больше в минор, чем в фавор, но это уже другая история.

Здесь даже люди, затянутые как и я в вихрь берлинских нео-стартапов и бурю цифровых инноваций, не забывают, что работа это не больше 40 часов, после которых творческий человек в принципе неэффективен. Что после этих 40 часов есть личная жизнь, семья, дети и собака, ждущая у трубы отопления на экономном режиме. Если это стартапы, то я даже боюсь представить, насколько умеренно в Берлине/Германии живут люди, трудящиеся на славу кровавого энтерпрайза.

Что для жизни высокого качества спать нужно минимум 8 часов, а питание фаст-фудом в перервах между работой и работой убивает не только будущее, но и настоящее. Да и вообще за питанием и пропорциями БЖУ нужно следить, а эти ваши пиво с сосисками это ни что иное, как клише. Наверное, поэтому здесь на первый взгляд много стройных и подтянутых людей, а средняя продолжительность жизни бьет все близлежащие рекорды.

Короче говоря, здесь я научился Work/Life Balance не в укор своей карьере, а также взял медиану паранойи о заботе питания

Это действительно паранойя, когда ты заказываешь в кафе горячий шоколад без сахара и глютена, который по сути превращается в простое горячее молоко коричневого оттенка. Так тоже не надо.

Да, еще в Берлине я в любою погоду и время суток увижу людей в спортивных костюмах, пробегающих мимо меня n-ный километр. Это не то, чтобы учит, но скорее мотивирует личное занятие спортом и уменьшает объем причин не поднимать задницу с кровати.

Чему я вообще не научился


Что в моей жизни проседало и до сих пор проседает так это пунктуальность. “Немецкая пунктуальность”, конечно, звучит куда правдивее, чем “русская пунктуальность”, однако за пунктуальностью с большой буквы “П” лучше стоит взглянуть в Австрию или в Швейцарию. Я до сих пор опаздываю на встречи на 5, а то и на 15 минут, ну успеваю за отбытием электричек, а полный проеб встреч и обязательств исключен скорее благодаря овладениям джедайских техник из книги Максима Дорофеева, нежели благодаря примерам моих педантичных коллег. Чтобы не быть голословным, мой учитель по вождению стабильно опаздывает на занятия в 10:30 на 10-15 минут, а на одно из них он вообще не пришел, потому что проспал.

В этот момент я понял, что у распиздяйства, как и у любви, нет национальности

Немецкая дисциплина? Покрутив головой, можно сказать, что да, но меня все-таки больше дисциплинирует самостоятельная организация быта и решение экспато-проблем без волшебной палочки. Я вот кстати вообще не понимаю, как тебя может научить дисциплине окружение, страна, культура и тому подобное. По мне так дисциплина, как и ответственность, это сугубо личный вопрос.

Скрывать эмоции я вроде бы научился, но чтобы вот прямо вообще в любой ситуации – это блеф. Вместе с желанием снизить стресс за счет погашения личных эмоций, у большинства немцев притупились навыки эмоционального интеллекта. Эмоции это сильное оружие, помогающее без лишних слов подать сигнал о том, что что-то случилось. Это возможность почувствовать человека напротив тебя, понять его и на основе этого понимания сделать нужный шаг. Перед моими ситуациями приходят случаи, когда водитель автобуса закрывал дверь перед моим заходом, а собеседники не снижали обороты дискуссии, когда я уже чуть ли не руками показывал, насколько хуево мое самочувствие. Ну что же, зато теперь я понял, насколько важно чувствовать эмоции других людей, на зацикливаясь на собственных.

Эпилог


В конечном итоге моя жизнь это моя жизнь, и моя задача в новом обществе – нарисовать границы между нужным для личности и вредным. Ибо жизнь не имеет никаких промежуточных точек, которые можно разглядеть из настоящего.

Страны и культуры могут менять друг друга, а личность так и должна оставаться личностью, сохраняя свой фундамент

Постоянно обучаясь, но не прогибаясь под то общество, в котором эта личность обитает сейчас.

Следующим этапам должны стать несменяемые личные принципы, подсмотренные пару лет назад у Стивена Кови, но так и не получившие дальнейшее развитие. А еще нужно научиться на многие вещи класть хуй, должно очень помочь в сохранении нервной системы на старость.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s