В России и вне ее

История без фактчекинга и рационализации о том, как я провел 3 недели в стране, где жил (почти) всю жизнь.

Ни перед одним путешествием так не волновался. Плевать, Америка ли на втором курсе с перспективой все лето горбатиться посудомойщиком и горничным. Индия ли в 20 лет с рюкзаком и отсутствием понимания того, зачем и куда ты едешь. Какой-то Оман, который ты раньше на карте не мог найти. Вот как-то оно все само по себе проходило.

Зачем ехать обратно в Россию, когда ты свалил из нее год с лишним назад? Ну, как зачем? Родителей проведать, с друзьями потусить. Посмотреть, что на Родине без вот этих вот завываний по обе стороны баррикад. То есть тут и понятно было, зачем и куда, но вот, сцуко, стремно было. Не помню, когда я в последний раз имел проблемы со сном неделю подряд, в аккурат перед поездкой.

Чего боялся? Что меня в Шарике заберут с паспортного контроля на весенний призыв? Или что вот я изменился, и люди, с кем жил всю жизнь, меня не поймут. Чувства полностью повторяют те, что у Влади в первом куплете песни про Радиосигналы.

Все в Москве напоминало о том, что у меня появилось бабло. Столько раз я проходил по ней студентом, жалея сотку на японскую газировку из автомата на Казанском вокзале и обедая резиновым пловом в забегаловках. А тут два клика по кнопке айфона, и вот тебе билет на аэроэкспресс. Купи его будучи джуном из аутсорса, я бы корил себя и плакал во имя безрассудных затрат. После Германии с культом налички я тут словно посол из Хогвартса, размахиваю черной волшебной палочкой десятой версии и получаю взамен все земные блага. Кайфово ли мне? Ну, расслаблено так.

Погуляв в приятной компании по неизвестной мне доселе Москве по 30 км в день, я обнаружил себя на конфе в Сколково в бессилии и припадке. Ну, кек, не спать всю неделю еще – конечно, любой ебнется. Благо есть комната скорой помощи, где для таких, как я, припасен димедрол и советы потреблять больше сладкого для восстановления.

Так я познакомился с чудным типажом хипстерского кофе под названием “Раф”. Он так и не вышел за пределы России-матушки. Сейчас я пытаюсь объяснить своим товарищам-экспатам из Берлина как он выглядит, те жутко морщятся. Оно и понятно: сладкое вредно, здесь не принято сокращать количество потребляемого сахара. Немцы вот просят в кафешках горячий шоколад без сахара.

Далее я, чуть-чуть отдохнувший, но все еще не свежий, домчался до родителей с бабушкой на ночном поезде. До города, где я прожил на момент публикации статьи 93.5 процента своей жизни. До города, в котором мне хотелось лезть на стены от почти всего.

От разговоров за пределами семьи, от маршруток, в которые я зачем-то полез (а ведь мог бы как белый человек на Яндекс.Такси кататься). От понимания того, что вот вроде бы набережную сделали, общественное пространство на площади Ленина, а сколько всего там денег на них напиздили. И как скоро придется все переделывать. Ладно там я знаю людей, которые еще в бессознательном возрасте вместе с родителями на заведенном тракторе в девяностых свалили, а сейчас приезжают и теряют дар речи от контраста. А я-то чего? For reasons unknown, в Пензе я уже стал ощущать себя гораздо менее комфортно, чем в Москве и Питере, где своим я никогда и не был.

Тут, конечно, был найден плюс в том, что все это буллщит на самом деле, и вообще сейчас бы в 2к19 по малой Родине тосковать. Главное – это близкие люди, которые с тобой были, есть и будут всю жизнь, а за ними можно хоть в Череповец поехать.

На этой мажорной ноте я долетел через Домодедово до Питера. Даже до холодного, как камень, дошла перекрывающая горло европейская жара. Собственно, вся неделя, запланированная на удаленную работу под предлогом “you know, friends, family, mein Vaterland lol”, так и ушла на удаленную работу, но с чувством расслабленности и отсутствия желания что-то превозмогать. Вот оно, на пятый год в индустрии я наконец-то постиг состояние кодерка, беззаботно скалирующего монолитный MVC на бамбуковом стуле у морского побережья.

Хотя и тут пришлось поработать над счастьем. Из мириада модных питерских кофеен для работы приглянулись ну процентов 30-40, да и там приходилось расчехлять свой мобильный интернет, и радоваться, что ты купил за 5 евро тарифный план на 15 (!!!) ГБ трафика. Еще я снова расчехлил свою волшебную палочку для кофешоп-трипов, потеряв счет выпитым айслатте и флэтуайтам.

Питер раскрыт по-новому. Здесь я уже не бродил туристическими тропами, а все равно открыл новый виток бомбовой европейской архитектуры, city vibes, прогулки по мостам и Наутилус на повторе Google Play, как у того парня в 97-м. Ради такого я вернулся к наушникам спустя 7 лет боязни их надевать.

Это же все мое родное, поэтому я и скажу, что Питер это Европа, да еще и по интересу где-то на уровне Парижа и Будапешта будет (подсказка: это личный топ). Ни в вылизанной Вене, ни в размеренном Кракове, ни в милом Брюсселе ничего такого я не почувствовал. Так что российский обыватель может спокойно забить на загранпаспорт и Шенген, если оно вот через не-могу идет, и продолжать копить на дефолтное питерское путешествие в летние каникулы. Ну или это я ебанат, и мне просто нужно закрыть рот и проехаться уже по Южной Европе.

На выходные уровень Питера в моей крови превысил вседозволенные нормы, поэтому мы с Настей решили сгонять в Карелию. К счастью, там тоже были условия, в которых не надо было превозмогать. “Ласточка”, летящая пулей до места назначения за 300 (!!!) рублей, из окна видны озера на расстоянии вытянутой руки. Как в сказку попал. Вот говорят все о супер-поезде из Дрездена в Прагу, так, c’mon, оказывается, и у нас тоже такое есть.

В Карелии не было жары, совсем недолго продолжался дождь. Зато была потрясающая природа с широким размахом, охренительный по организации и логистике парк Рускеала, ламповый сквер на берегу залива, самобытная Сортавала и финские туристы с угрюмыми лицами. Наверное, они очень сильно печалились, в каком состоянии находились некоторые части этого географического пазла, который раньше был финским. Ну а нам-то чего, мы в этом родились и выросли, кек.

Далее я быстренько показал свою Blau Karte в Пулково и улетел обратно. Не заходя домой, было решено попиздовать в офис и попытаться достичь состояния “I’m gonna work hard on that shit”. В последние дни поездки почему-то надоело слушать русский язык от каждого прохожего и смотреть на бесконечные заборы как на символ российской урбанистики 21 века. Хотелось уже поскорее в Берлин, как домой. Вот, надо уже и немецкий (зачем-то) подтягивать, и водительские права добивать, короче за станок обратно бежать.

Это было кратко изложенное эссе по заветам моего школьного учителя по литературе, а теперь я попробую набросать все, что бросилось в глаза и может вызвать интерес моих сокровенных пяти читателей. Они не имеют большого смысла и не вписываются в текст, поэтому скрою их под кодоблоком.

1. Да, в первые двое суток я действительно привыкал к тому, что все прохожие разговаривают по-русски.
В Москве хотя бы общаются между собой на улице, в Пензе на улицах как будто траур.

2. Москва действительно напоминает витрину режима, как говорят в интервью у Дудя.
Все чистенько, вылизано и приятно, если не знать историю становления всего этого.

3. Огромные подземные переходы после года в Европе это дичь. 
Теперь я понимаю, почему даже с общественным транспортом люди хотят машину - чтобы быть над, а не под.

4. В кафе/барах есть огромный бич в звуковом оформлении. Обычно фоновая музыка вообще неуместна в таких местах.
От одной из кофеен мне пришлось убегать через час работы, потому что музыка уже конкретно ебала мои больные и нежные уши.

5. Я раскрыл идею русской ипотеки на 15% годовых. Это (почти) нулевой правовой институт аренды и посему отсутствие уверенности в текущем гнездышке.
Интересная мысль, на мой взгляд, можете забирать.

6. В России меня лайкают в Тиндере гораздо чаще, чем на чужбине. То ли образ русского эмигранта им нравится, то ли просто я уже возмужал.
Вот не держали бы меня семеро из военкоматов во всех уголках страны, так и гонял бы апероли в одной из двух столиц с красотками, как Егор Крид.

7. В питерских станциях метро меня всячески пытались принять за террориста
и пронести рюкзак через дополнительный сканер в будках за углом. Это неприятно.

8. Список выглядит, как будто я опять зачем-то хуесосил свой же край.
Поэтому я достаю из широких штанин положительные факты. 
В Москве строят новую ветку метро и активно лоббируют каршеринг, в Питере потихоньку реставрируют центр, а в Пензе обновляют набережную.
А еще у меня паспорт ни разу не спросили, что тоже успех. Так победим.

Эпилог


Ощущение, что как будто в отпуск съездил – столько живой энергии ощущаешь в теле, подъем сил и все такое. Кого-то из друзей я узнал гораздо лучше за это время, с кем-то наоборот – кажется, что уже ничего не объединяет.

Интенсивно. Интересно. Неоднозначно. Такими были мои три недели в удивительной стране бездушных заборов и душевных бесед. Так что до скорой встречи! Я еще успею приехать погостить, переехать (в Россию) с концами обратно и вам надоесть. Но это неточно.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s